Как «некоммунистический» министр КНР помогает российско-китайским отношениям

Министр науки и технологий КНР Вань Ган — о роли зарубежных китайцев-хуацяо, сотрудничестве с Россией и новом Шелковом пути.

На сессии Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета (ВК НПКСК, главный совещательный орган), которая проходит в Пекине параллельно с сессией Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП, высший законодательный орган), корреспондент ТАСС Андрей Кириллов пообщался с уникальным в пекинском руководстве человеком —Вань Ганом.

Не коммунист, но министр.

Есть мнение, и оно недалеко от истины, что в Китае все руководящие посты занимают члены Коммунистической партии. Так вот, Вань Ган — исключение из правила. Он не член правящей КПК, тем не менее коммунисты обращаются к нему со словом «товарищ». Вань Ган — председатель Центрального комитета Партии стремления к справедливости (Чжигундан), одной из восьми некоммунистических партий в китайской политической системе. Вместе с КПК, массовыми организациями, традиционными конфессиями и национальными меньшинствами эти партии олицетворяют Патриотический единый фронт — своего рода «общественный договор» различных классов, слоев, общественных групп, лежащий в основе современного китайского общества.

А еще при обращении к Вань Гану добавляют слово «бучжан», то есть министр. Товарищ Вань Ган с 2007 года является министром науки и техники в китайском правительстве. И в этом своем качестве он имеет самое непосредственное отношение к российско-китайскому сотрудничеству. Кстати, Чжигундан, поддерживая контакты с зарубежными китайцами-хуацяо и вообще с китайской диаспорой в более широком смысле, пожалуй, наиболее тесно связан с дипломатией Пекина. Хуацяо нередко служат проводниками китайского влияния в близких и далеких странах. Основали ее в 1925 году в Сан-Франциско отколовшиеся от Гоминьдана деятели, придерживавшиеся принципов федерализма и многопартийной демократии, в отличие от диктатуры «одного вождя, одной партии», которую навязывал стране лидер «националистов» Чан Кайши. Позже Чжигундан перенес центр своей активности в Гонконг. В 1949 году представители партии приняли участие в первой сессии НПКСК. В то время председателем НПКСК был лидер китайской революции Мао Цзэдун.

В настоящее время в КНР наряду с правящей КПК существуют восемь некоммунистических партий: Революционный комитет Гоминьдана, Демократическая лига Китая, Ассоциация демократического национального строительства Китая, Ассоциация содействия развитию демократии Китая, Рабоче-крестьянская демократическая партия Китая, Партия стремления к справедливости, Общество «3 сентября» и Лига демократического самоуправления Тайваня. Все они являются частью современной политической системы КНР, осуществляя свою деятельность при условии признания ими руководящей роли КПК и проведения ее генеральной линии на основе «многопартийных консультаций».

Живут за рубежом, помнят о родине.

Поскольку Чжигундан «отвечает» за китайцев за рубежом, я спросил Вань Гана об их роли в жизни Поднебесной, о том, как с ними работает Партия стремления к справедливости.

«Человеческий фактор очень важен в любом взаимодействии», — ответил Вань Ган. Более 40 млн китайцев, продолжил он, проживают за рубежом, в том числе в России. Например, на российском Дальнем Востоке проживает большое количество граждан Китая, китайских студентов. «Они усердно работают и внесли свой вклад в развитие тамошней экономики, в развитие региона. Однако они всегда помнят о своей родине и также трудятся на благо развития Китая», — отметил министр.

Пару дней назад в отчетном докладе сессии ВСНП премьер Госсовета КНР Ли Кэцян назвал хуацяо «уникальным фактором развития и силы Китая». Чжигундан занимается углублением связей с живущими за рубежом соотечественниками.

Единение, развитие и инновации.

Конкретным воплощением этой роли зарубежных китайцев Вань Ган назвал их причастность к инициативе председателя КНР Си Цзиньпина «Один пояс, один путь». Само по себе выдвижение этой инициативы, по мнению собеседника, было важным решением — недаром о ней речь шла и на недавнем XIX съезде КПК. Цель этой инициативы, пояснил он, состоит в том, чтобы «создать новый базис для открытости и способствовать построению сообщества единой судьбы для человечества».

«В ходе реализации инициативы «Один пояс, один путь» мы всегда пытались задействовать проживающую за рубежом китайскую диаспору и ее силу для того, чтобы выполнить некоторые задачи», — подчеркнул Вань Ган. По его словам, Китай привержен превращению Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) в «проект единения». «Мы призываем китайскую диаспору интегрироваться в местную культуру, общество для того, чтобы внести вклад в их развитие», — подчеркнул глава Чжигундана.

Вторая задача — превратить ЭПШП в проект развития. И здесь свою роль могут сыграть предприятия и компании. В этом отношении, считает Вань Ган, у проживающих за рубежом китайцев есть преимущество: они знают местные языки, законы и людей. По этой причине они могут помочь китайским компаниям навести мосты и использовать возможности для того, чтобы приступить к ведению бизнеса.

Третий момент — сделать новый Шелковый путь путем инноваций. В прошлом году на форуме «Один пояс, один путь» председатель КНР, генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин «четко указал на важность инноваций». Он подчеркнул необходимость создания лабораторий и инновационных центров совместно со странами, участвующими в реализации этой инициативы, для содействия трансферу технологий и подготовке нового поколения ученых и персонала. Кроме того, китайцы планируют инициировать инновационные проекты за рубежом, и в этой сфере опять же могут помочь своими знаниями и предложениями уже живущие в разных странах соотечественники.

«Мы также должны превратить Шелковый путь в инициативу культурных обменов. В этом процессе зарубежные китайские СМИ могут усилить его публичность, а также представить зарубежную культуру в Китае», — говорит Вань Ган.

Сопряжение с ЕАЭС.

Инициатива «Один пояс, один путь», напомнил он, сопрягается с продвигаемой Россией региональной экономической интеграцией ЕАЭС. Следуя принципам совместного роста, путем консультаций и дискуссий открывается путь для координации политики в сфере торговли, инфраструктурных проектов и гуманитарных обменов.

Вань Ган указывает на прогресс в строительстве газопровода и мостов, в том числе железнодорожных, через приграничные реки. «Существует большое число серьезных проектов по сотрудничеству межу двумя странами, например, в области вертолетостроения, строительстве высокоскоростной железной дороги между Москвой и Казанью, — добавляет он. — Также есть серьезные проекты сотрудничества в финансовой сфере, сфере инновационного сотрудничества».

Китай и Россия имеют совместную комиссию по технологиям и инновациям, которая провела за время своей работы около 20 встреч. «Мы обсуждали инновации, научные технологии, гуманитарные обмены и проекты нашего сотрудничества. В последние два года в центре нашего внимания находится сотрудничество в области научных парков», — рассказывает министр.

Естественно, в этом контексте происходит расширение культурного сотрудничества, туризма, обменов между молодежью.

«Мы надеемся, что большое число китайский и российских молодых людей будут ездить друг к другу, что поможет и расширению сфер для сотрудничества. Россия знаменита своим балетом, музыкой, которые очень популярны в Китае. Полагаю, что дружеские отношения между нашими странами будут способствовать реализации проектов, для этого открыты все возможности», — с воодушевлением говорит Вань Ган.

Сперва культура, затем экономика.

Как скромный человек, министр не упоминает о своих заслугах перед китайской наукой и техникой. Между тем он известный в Китае знаток автомобильной техники, имеющий ряд патентов на изобретения. Был президентом университета Тунцзи в Шанхае. Имеет степень доктора политехнических наук.

Цзян Цзэминь неплохо говорил на «великом и могучем»

Да, чуть не упустил важный момент: со мной Вань Ган поздоровался по-русски, а в конце также на русском языке попрощался. И вспомнился бывший председатель КНР, генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь. Он в 1950 году стажировался на автомобильном Заводе имени Сталина, где инженеры и слесаря научили его по-русски выпивать одним глотком чарку водки под горбушку черного хлеба. Цзян Цзэминь неплохо говорил на «великом и могучем», в чем я сам убедился во время его посещения дома-музея Льва Толстого. В ответ на вопрос, какие произведения великого писателя ему нравятся, товарищ Цзян раздельно ответил: «Анна Каренина», «Война и мир», «Воскресение».

Нынешний председатель КНР Си Цзиньпин по-русски не говорит, но с русской литературой знаком очень хорошо. Отвечая на наши вопросы уже после интервью несколько лет назад, он с ходу назвал дюжину русских писателей, произведения которых взапой читал в деревне, куда его отправили «для трудового перевоспитания» во время Культурной революции.

Так что Вань Ган прав — культурные обмены идут впереди экономического сотрудничества.

Источник — tass.ru

  • facebook
  • googleplus
  • twitter
  • linkedin
  • linkedin
  • linkedin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *